Система воспитания. Часть вторая

Система воспитания. Часть вторая

Публикации - Личностный рост

По словам Л.С. Выготского, ”С научной точки зрения учитель – организатор социальной воспитательной среды, контролер и регулятор ее взаимодействия с каждым отдельным учеником”.

Достижения науки в наши дни, в том числе труды отечественных психологов и философов, генетиков и юристов, свидетельствуют о том, что именно в социальной среде во время целенаправленного процесса воспитания происходит эффективная выработка программы социального поведения людей, в каждом человеке формируется личность. Причем общественная обусловленность развития личности обладает конкретным историческим характером.

Но социально-историческое развитие человека не является пассивным отражение общественных отношений. Личность, выступая как субъектом, так и результатом общественных отношений, формируется через непрерывные, активные общественные действия, сознательно преображая не только сама себя, но и окружающую среду. Именно во время целенаправленно организуемой деятельности в человеке формируется важнейшая потребность, которая определяет его как развитую личность.

Необходимо отметить, что основная накопительница психологического опыта – литература, благодаря своим ярчайшим представителям много раз провозглашала данную истину. Так, Л.Н. Толстой утверждал, что признание прав других людей не только на участие в ”борьбе за существование”, а на действия с самим собой и утверждение отдельных жизней бытия людей становится осуществлением понимания в межличностных отношениях, и в итоге единственным верным критерием нравственного прогресса. В трактате ”О жизни” Толстой писал, что если допустить только возможность замены стремления к собственному благу стремлением к благу общества, то человек не сможет увидеть того, что это – постепенное, великое отречение его личности от благ и перенесение цели деятельности на других существ. В этом и заключается движение человечества вперед.

Весь смысл этого сложного изречения великого русского писателя сконцентрировался на борьбе Толстого с биологизацией жизнедеятельности людей, с попыткой сведения всех сущностных аспектов его бытия, среди которых один из основных – это его нравственно-этическая сфера, именно к биологическому существованию. Л.Н. Толстой намного раньше, чем появились различные виды фрейдизма и новейшие социобиологические теории, с присущей именно ему гениальной прозорливостью усмотрел всю опасность искажения социальной сущности человека.

Где-то на рубеже 20 века Толстой решил задать всему человечеству очень простой и одновременно очень сложный вопрос: что в современном мире происходит с человеком? Почему такие простые основы его жизни (работа, забота о людях, любовь и сострадание) неожиданно теряют значение и смысл? Что мы понимаем под понятием цивилизованности современного человека, если именно благодаря ней он теряет целостность морального сознания и начинает двигаться к самым варварским формам разрушения, часто сам того не замечая? При этом сам великий писатель предчувствовал, какие катастрофические формы пример эта ”эмансипированная” стихия ”животности” в ”массовом” сознании людей 20 века.

Пытаясь более детально разобраться в данной проблеме, писатель обнаружил противоречия нравственного бытия людей современного общества, сказав, что основная причина утраты людьми осмысленности их существования и веры кроется в эгоизме, который извратил духовноценностную природу познания.

Отвергая утверждения, что люди существуют исключительно как биологические существа, которые полностью подчинены диктату инстинктов, Толстой не отрицал того, что природа обладает властью над человеком, и не возлагал надежды на улучшение человеческого бытия, которое будет основано на деятельности разума. Наоборот, великий писатель много раз говорил, что сильная рационализация человеческого бытия не сможет приблизить людей к постижению смысла жизни. Только индивидуальные способности отдельной личности позволяют возвышаться над естеством и, основываясь на этом как на обязательном условие существования, утверждать истинно человеческие основания бытия. По словам Л.Н. Толстого это единственный критерий осмысленности человеческой жизни.

Утрата смысла жизни, которая происходит в результате полного порабощения ”плотью” разума, служит, по словам великого писателя, основным препятствием на пути постижения смысла жизни, а освобождение разума возвращает человека к нравственному и духовному бытию. Это открытие внутри себя бесконечной необъятной человеческой сущности, которая и становится реальным основанием жизни.

Солидаризируясь в Л.Н. Толстым в понимании основных целей воспитания, среди которых главной для него было формирование потребности принести благо не себе, а другим людям. Но в суждения о реальных и возможных путях достижения данной цели с писателем можно не согласиться. Как известно, он отводил главную роль именно нравственному просвещению, соглашаясь в этом с мнением просветителей 18 века. Но данное положение потом подверглось критическому переосмыслению, когда между реальным поведением человека и его знаниями нравственных норм разрыв стал очевидным фактом для педагогов и философов.

В педагогике просветительная ориентация уступила позицию более реалистичной, хотя все соглашались с важностью знаний и нравственного просвещения в процессе духовного развития индивида.

Но нравственное формирование личности отличается от нравственного просвещения. Установлено, что внутренняя позиция ребенка, которая ориентирована на моральные ценности, не может возникнуть как итог каких-либо ”педагогических воздействий” или даже целой системы, она возникает в результате организации общественной практики. Но организация социальной практики воспитания личности детей обязана быть ориентирована двояко. Один вид направлен на воспроизведение социального характера, который уже сложился. Данному виду организации соответствует приспособление общего педагогического процесса под такой уровень психического развития ребенка, который он уже достиг. Такой вид организации воспитания никак не соответствует целям создания гуманного общества, потому что здесь необходимо решение задачи частичного преобразования сознания человека.

Отталкиваясь от этого факта, отечественные педагоги-практики и ученые утверждают, что воспитание и обучение не может находиться ”в хвосте детского развития” основываясь на его вчерашнем дне, а обязано соответствовать ”завтрашнему дню детского развития”. В данном тезисе явно виден принцип подхода к психическому развитию личности как хорошо управляемому процессу, способному создавать для растущих людей новые структуры личностных ценностей.